RussianEnglish

Фотоэстафета. От Родченко и до наших дней
Виктор Руйкович, Борис Игнатович, Александр Родченко, Аркадий Шайхет, Марк Марков-Гринберг, Эммануил Евзерихин, Катя Голицына, Анатолий Морозов, Евгений Халдей, Георгий Зельма, Татьяна Либерман, Леонид Бергольцев, Николай Лаврентьев, Александр Лаврентьев, Михаил Ладейщиков, Андрей Чежин

Борис Игнатович.
Трубач. 
1935 Георгий Зельма.
«Нас любить, любить хотели...». 
1928 Аркадий Шайхет.
Комсомолец за штурвалом бумагоделательной машины. Балахна.
1931 Георгий Зельма.
Праздничная демонстрация на Красной площади. 
1931 Александр Родченко.
Зарядка. 
1932 Марк Марков-Гринберг.
Знатный шахтер Никита Изотов. 
1934 Борис Игнатович.
Страстная площадь. 
1936 Марк Марков-Гринберг.
Смена символов. Установка звезды на Кремлевской башне. 
1935 Эммануил Евзерихин.
Летчик С. Леваневский с семьей после перелета из Америки в Москву. 
1936 Яков Халип.
На страже. Балтика. 
1936 Виктор Руйкович.
Борис Пастернак и Всеволод Мейерхольд Катя Голицына.
В поезде. 
1940-е Яков Халип.
Между боями. 
1943 Анатолий Морозов.
«В разгаре жестокого боя к орудию встал командир - офицер» 3-ий Белорусский фронт. 
1944 Евгений Халдей.
На Берлинском направлении. 
Апрель 1945 Аркадий Шайхет.
В Берлине. 
1945 Евгений Халдей.
Знамя Победы. 
1945 Эммануил Евзерихин.
Инициатор соревнования М. Рожнева.
1950-е Николай Лаврентьев.
Андрей Вознесенский. 
1960-е Михаил Ладейщиков.
Интерьер. 
1980-е Леонид Бергольцев.
Поиск истины. 
1960-е Александр Лаврентьев.
Голос труб. Из фотоиллюстраций к стихам Булата Окуджавы.
1989 Андрей Чежин.
Из серии «Черный квадрат». 
1980 Татьяна Либерман.
Из серии «На крыше». 
1993/1994

Борис Игнатович. Трубач. 1935

Георгий Зельма. «Нас любить, любить хотели...». 1928

Аркадий Шайхет. Комсомолец за штурвалом бумагоделательной машины. Балахна. 1931

Георгий Зельма. Праздничная демонстрация на Красной площади. 1931

Александр Родченко. Зарядка. 1932

Марк Марков-Гринберг. Знатный шахтер Никита Изотов. 1934

Борис Игнатович. Страстная площадь. 1936

Марк Марков-Гринберг. Смена символов. Установка звезды на Кремлевской башне. 1935

Эммануил Евзерихин. Летчик С. Леваневский с семьей после перелета из Америки в Москву. 1936

Яков Халип. На страже. Балтика. 1936

Виктор Руйкович. Борис Пастернак и Всеволод Мейерхольд

Катя Голицына. В поезде. 1940-е

Яков Халип. Между боями. 1943

Анатолий Морозов. «В разгаре жестокого боя к орудию встал командир - офицер» 3-ий Белорусский фронт. 1944

Евгений Халдей. На Берлинском направлении. Апрель 1945

Аркадий Шайхет. В Берлине. 1945

Евгений Халдей. Знамя Победы. 1945

Эммануил Евзерихин. Инициатор соревнования М. Рожнева. 1950-е

Николай Лаврентьев. Андрей Вознесенский. 1960-е

Михаил Ладейщиков. Интерьер. 1980-е

Леонид Бергольцев. Поиск истины. 1960-е

Александр Лаврентьев. Голос труб. Из фотоиллюстраций к стихам Булата Окуджавы. 1989

Андрей Чежин. Из серии «Черный квадрат». 1980

Татьяна Либерман. Из серии «На крыше». 1993/1994

Москва, 20.II.2004—1.III.2004

выставка завершилась

Поделиться с друзьями

Собрание «Музея фотографических коллекций»
Фонд Ю. Рыбчинского и Э. Гладкого

Собрание «Музея фотографических коллекций»
Фонд Ю. Рыбчинского и Э. Гладкого

Свернуть

Каталог выставки

Страницы истории советской и современной российской фотографии
М., 2006 – 320 с., 23х30 см.
ISBN 5-93977-023-1
RUR 1400

О выставке

Эта выставка представляет коллекцию советской и русской фотографии, которую собирали в 1993–2003 годы фотографы Юрий Рыбчинский и Эдуард Гладков. Сама идея подарить Москве музей фотографии возникла у них в 1993 году, тогда же, когда и состоялась первая выставка-презентация.

Собрание «Музея фотографических коллекций» сформировалось в момент наибольшего интереса к неофициальной фотографии 1970-х и 1980-х годов. В годы Перестройки заново переосмысливалась, публиковалась и составлялась фотографическая история СССР. И ее начальной точкой стали 1920-е годы, которые Рыбчинский и Гладков определили для себя как «время Родченко». Время, когда началась новая фотография. Так возникло название этого собрания, этого проекта «Фотоэстафета. От Родченко и до наших дней». Основная идея — показать преемственность и непрерывность развития фотоискусства, несмотря на политические и исторические преграды, показать развитие фотографии как вида творчества с множеством ответвлений и жанров, показать развитие фотографического видения и слияние фотографии с современным искусством.

Сегодня собрание «Музея фотографических коллекций» насчитывает более 2.000 произведений и включает большое количество уникальных авторских отпечатков.

Они не делали предпочтений тому или иному стилю. Старались быть объективными. Все, что выделялось на общем фоне, было достойным внимания. Фоторепортаж — один из центральных жанров в коллекции, поскольку ее авторы —профессиональные фоторепортеры. И так получилось по жизни, что они физически оказались в точке, через которую реально проходила линия фотоэстафеты. Журнал «Советский Союз» (где работал Ю. Рыбчинский) был наследником легендарного «СССР на стройке». Главным художником журнала был Александр Житомирский, известный график, мастер фотомонтажа, последователь Джона Хартфильда и Родченко. И те, кто составляли цвет репортерского корпуса «СССР на стройке» — Г. Зельма, М. Марков-Гринберг, В. Руйкович, Е. Халдей, Я. Халип — продолжали работать и здесь. А через них — была возможность узнать и других авторов. Живой этап этой эстафеты.

Собирателей привлекали яркие мастера 1960-х годов, работавшие на советскую журналистику и выделявшиеся своим свободным взглядом и авторским почерком: В. Ахломов, Л. Бергольцев, В. Генде-Роте, Г. Копосов, В. Тарасевич.

Силу и неповторимость коллекции составили «инаковидящие», те, кто изредка публиковался в 1960-е и 1970-е годы и снимал, как правило, для себя, в стол: С. Гитман, В. Куприянов, А. Лапин, Б. Михайлов, Б. Савельев, В. Семин, А. Слюсарев. Рыбчинский и Гладков принадлежат к этому поколению.

Коллекция создавалась в разгар Перестройки. До Москвы доходили самые яркие представители фотографических регионов. Казань, Чебоксары, Йошкар-Ола, Харьков, Минск: Ф. Губаев, Ляля Кузнецова, М. Ладейщиков, С. Осьмачкин и другие. Отдельную группу составили фотографы Прибалтики, а также фотографы «новой волны» 1990-х годов: С. Борисов, В. Ефимов, С. Леоньтьев, И. Мухин, И. Пиганов, А. Шульгин. Когда к этой коллекции в 1997 году стали добавляться мастера 1920-х годов — А. Родченко, Б. Игнатович, А. Шайхет, ее уже стало можно считать наброском истории русской фотографии, в которой достижения, мастерство, качество, наполненность смыслом передавались как эстафета «От Родченко до наших дней».

На пути этой эстафеты было семь остановок, семь выставок. Есть коллекции, которые собираются для того, чтобы лежать в виде архива, к которому потомки обратятся, быть может, лет через триста. То, что перед нами — это второй тип коллекции, которая по мере своего роста и развития становилась доступна публике. От выставок актуальной фотографии — к ретроспекциям, от документальных образов — к концептуальной фотографии, фотоинсталляциям и фотопроектам.

Коллекция раскрывает различные стороны фотографии: политический, социально-документальный, поэтический, визуальный и проектный. На прошедших семи выставках каждый раз доминировали те или иные качества. Одна из первых выставок — «Русская динамика» 1994 года — выявила актуальный политический аспект фотографии, она показывала персонажей Перестройки. Ретроспектива «Фотоэстафеты» 1997 года была посвящена непрерывности развития фотографии во всех ее жанрах почти за весь 20 век. «Поэзия и фотография» в 1998 году подчеркнула близость образного языка и эмоционального воздействия поэзии и фотографии. Выставка под названием «Кич и искусство фотографии. Пограничные ситуации» — показала, насколько подвижна и условна граница между массовой культурой и ее отображением, пародированием в фотографии. Ретроспективность соседствовала с попытками представить особенности современного фотоискусства. И поэтому нынешнюю выставку можно представить как набросок истории фотографии от модернизма к пост-модернизму, или от авангарда до авангарда.

Ранняя модернисткая фотография возникла из манипуляции с элементами предшествующего стиля — пикториализма, из ассимиляции элементов авангардных течений — вплоть до кубизма, супрематизма, беспредметного искусства. Конструктивное мышление и логика абстрактного искусства приучили всех видеть по-модернистки. И это стало традицией.

Пост-модернисткая фотография осваивала пространство и превращалась из отпечатка в инсталляцию и объект. Содержание и смыслы работ стали многослойными, многозначными. Сохраняя связь с оптической подлинностью и документальностью, фотография стала порождать визуальные тексты, манипулировать документами, снимками, шокировать и дразнить зрителя своими загадками. Самый радикальный опыт с этой точки зрения — проект А. Шульгина «Чужие фотографии». Он ввел в оборот искусства то, что исходно создавалось с совершенно другими целями: анонимные фотографии технических устройств геологоразведочных партий.

Черты современного процесса в искусстве и фотографии в том числе — постоянное изобретение заново своей собственной «фигуры» художника, мифологии его существования, роли, внешности. Вместе с той или иной работой рождается не просто цикл, серия, но и новый персонаж автора, творчество самого творчества, проектирование области творчества.

Подобные выставки позволяют увидеть в развитии фотографии движение и смену стилей. Характерный изобразительный язык отличает не только работы отдельных авторов, но и групп, течений, исторических этапов как совокупность формально-композиционных черт. Мы отличаем фотографов круга Родченко от более ранних мастеров фоторепортажа или пикториалистов по подчеркнутой конструктивности, динамичности, структурности, крупности и выразительности фотоформы.

Фотография военных лет 1941–1945 — это как камертон истинности и честности запечатленной жизни. Постоянное присутствие границы между жизнью и смертью. «Соцреализм» в фотографии отличает политический и литературный подтекст, преобладание общих планов, назидательность. Яркий пример такого типа — снимки В. Хухлаева, сотрудника фотохроники ТАСС 1950-х годов. Это абсолютно постановочные фотокартины, которые сейчас воспринимаются как работы в духе Комара и Меламида, абсолютно серьезные, потому что речь идет о том, как художник пришел в цех к сталевару или о том, как советский народ читает свежие газеты.

Одновременно в 1930-е, 1950-е годы и позже существовал и развивался «пикториальный» стиль, живописная фотография. Ее отличает многозначность, размытость, неопределенность образа, столь желанная в пейзаже, портрете или натюрморте.

Период конца 1950-х и 1960-х годов, то, что в структуре фотоколлекции обозначено как «хрущевская оттепель», имел вполне отчетливый романтический оттенок, освоение приемов съемки жизни врасплох. Сама жизнь перестала восприниматься как нечто заранее определенное, ранжированное. Оказалось, что реальность многообразна, разнопланова, психологически неоднородна. Принцип случайности, спонтанности начинает доминировать и в композиции, что с наибольшей активностью проявилось уже позднее, в конце 1980-х.

На фоне документальной, событийной фотографии 1970-х и 1980-х годов выделяется своей внутренней напряженностью субъективная, иногда эмоционально острая или наоборот, медитативная фотография: натюрморты, городские фрагменты.

В работах художников-концептуалистов фотография становится средством документации всевозможных акций, а также объектом проектирования. Создается особое пространство для съемки. И рождается нарочито стерильный, предельно-простой, фронтальный «супрематический» кадр, как в работах Ф. Инфанте. В других случаях фотосерия выглядит как стоп-кадры из фильма: И. Макаревич с его метаморфозами автопортрета. В третьих — присутствует режиссура и подчеркнутая театрализация — С. Борисов.

«Фотографический ток» постоянно пульсирует между двумя полюсами коллекции: между репортажем и постановочной, концептуальной фотографией. Кажется, что само время материализовалось в этих снимках. Сама по себе подобная коллекция произведений из разных фотографических периодов 20 века уже есть произведение, целостность. Точно также и выставка будет восприниматься как единое произведение, как принадлежность к эпохе пост-модерна, к началу 21 века.

Фотография — это удачное стечение множества обстоятельств. Настроение человека, его способность воспринимать должно совпасть с тем местом, событием в этой конкретной точке, в которой вдруг и «произойдет» фотография. «Те, что все же ценят в фотографии ее „несделанность“, то, что она сама происходит — остаются фотографами». У каждой фотографической эпохи — свой вкус и аромат.

«Музей фотографических коллекций» появился 10 лет назад не только для сохранения фотографий как произведений, но и ради содействия тому, чтобы не прекращались перемены в фотоискусстве, чтобы каждое новое имя что-то добавляло. Чтобы каждый новый снимок отличался от «срединного», базового уровня обычной, банальной, общепринятой фотографии. Точка в конце фотоэстафеты еще не поставлена...

Александр Лаврентьев

© Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва

Все права защищены, 1997—2017.