RussianEnglish

Времена года. Мои друзья. 2000-2004
Валерий Кацуба, Юрий Виноградов, Евгений Сорокин

Евгений Сорокин.
Оредеж (Гатчина). Осень 2000. 
На снимке: Аня Студеникова, Юра Виноградов. 
Собрание Московского Дома фотографии Валерий Кацуба.
Ириновка (Ладожское озеро). Лето 2003. 
На снимке: Сергей Вихарев, Ирина Путина, Лена Сеничкина, Миша Егоров, Леша Шаров, Наташа Матвиенко, Наташа Шарова. 
Собрание Московского Дома фотографии Евгений Сорокин.
Рождествено (Гатчина). Лето 2000. 
На снимке: Аня Студеникова, Владик Мамышев-Монро, Игорь Токоренко, Юра Виноградов, Маша Матвеева, Валера Кацуба, Саша Новиков, Катя Андреева, Андрей Пешеходько, Даша Вяткина, Эрика и Пол Марш. 
Собрание Московского Дома фотографии Евгений Сорокин.
Репино. Ресторан «Шаляпин». Лето 2003.
На снимке: Дима Сироткин, Оля Тобрелутс, Андрей Неаронов, Катя Филлипс, Валера Кацуба, Юра Виноградов, Белла Матвеева, Женя Сорокин, Маша Матвеева.
Собрание Московского Дома фотографии Евгений Сорокин.
Парк Монрепо (Выборг). Зима 2001. 
На снимке: Валера Кацуба. 
Собрание Московского Дома фотографии Евгений Сорокин.
Рождествено (Гатчина). Осень 2000. 
На снимке: Даша Вяткина. 
Собрание Московского Дома фотографии Евгений Сорокин.
Мойка. Петербург. Зима 2001. 
На снимке: Юра Виноградов, Аня Студеникова. 
Собрание Московского Дома фотографии Юрий Виноградов.
Улица Рубинштейна. Петербург. Лето 2003. 
На снимке: Аня Шумилова, Валера Кацуба.
Собрание Московского Дома фотографии Валерий Кацуба.
Куркиёки (Карелия). Лето 2004. 
На снимке: Яна Якубенок, Юра Виноградов. 
Собрание Московского Дома фотографии

Евгений Сорокин. Оредеж (Гатчина). Осень 2000. На снимке: Аня Студеникова, Юра Виноградов. Собрание Московского Дома фотографии

Валерий Кацуба. Ириновка (Ладожское озеро). Лето 2003. На снимке: Сергей Вихарев, Ирина Путина, Лена Сеничкина, Миша Егоров, Леша Шаров, Наташа Матвиенко, Наташа Шарова. Собрание Московского Дома фотографии

Евгений Сорокин. Рождествено (Гатчина). Лето 2000. На снимке: Аня Студеникова, Владик Мамышев-Монро, Игорь Токоренко, Юра Виноградов, Маша Матвеева, Валера Кацуба, Саша Новиков, Катя Андреева, Андрей Пешеходько, Даша Вяткина, Эрика и Пол Марш. Собрание Московского Дома фотографии

Евгений Сорокин. Репино. Ресторан «Шаляпин». Лето 2003. На снимке: Дима Сироткин, Оля Тобрелутс, Андрей Неаронов, Катя Филлипс, Валера Кацуба, Юра Виноградов, Белла Матвеева, Женя Сорокин, Маша Матвеева. Собрание Московского Дома фотографии

Евгений Сорокин. Парк Монрепо (Выборг). Зима 2001. На снимке: Валера Кацуба. Собрание Московского Дома фотографии

Евгений Сорокин. Рождествено (Гатчина). Осень 2000. На снимке: Даша Вяткина. Собрание Московского Дома фотографии

Евгений Сорокин. Мойка. Петербург. Зима 2001. На снимке: Юра Виноградов, Аня Студеникова. Собрание Московского Дома фотографии

Юрий Виноградов. Улица Рубинштейна. Петербург. Лето 2003. На снимке: Аня Шумилова, Валера Кацуба. Собрание Московского Дома фотографии

Валерий Кацуба. Куркиёки (Карелия). Лето 2004. На снимке: Яна Якубенок, Юра Виноградов. Собрание Московского Дома фотографии

Москва, 18.III.2005—10.IV.2005

выставка завершилась

Московский музей современного искусства

ул. Петровка, д. 25
12.00–20.00,
кроме последнего понедельника месяца

Поделиться с друзьями

Собрание Московского Дома фотографии

Собрание Московского Дома фотографии

Свернуть

О выставке

Некоторые наблюдения, обдуманные затем, стали вдохновением для проекта «Времена года. Мои друзья», а сделать его помогли счастливые отношения.

Накануне 2000-го года, работая в архивах, я случайно увлекся фотографиями 1900-х годов: вечеринки в частных домах, компании друзей за городом, в спортивных клубах, на катке, на яхтах... Застывшие перед камерой, они смотрят в вечность и именно такими хотят в ней остаться. Они воспринимали фотографа как живописца, рисующего их портрет, и открывали то сокровенное, что было в их природе. Они с надеждой смотрели в наступавший 20-ый век и не знали, что принесет он в их жизни. Смотрели в то время, которое знаю я. Дамы, бесконечно долго выдерживая красивые позы, сидят на траве в их лучших и уместных одеждах в Павловском парке, юноша держит осанку перед камерой в 1913 году на катке у Юсуповского дворца. Мне нравится, что я не знаю его и знаю, что случилось в мире год спустя... Затем я пошел дальше в 20-ые годы, 40-ые, 60-ые... и в наше время.

Однажды, в ожидании редактора одного из московских журналов, я бессмысленно рассматривал вырванные им из его же журнала и развешенные на стене портреты: цветные и черно-белые профили опять же совершенно неизвестных мне людей. Я стал сравнивать брови, ресницы, губы любимцев редактора. Искал схожести и отличия. Чем больше, я увлекался поиском, тем больше мне нравились эти портреты, но не из-за формы бровей или полноты губ молодых людей. Я хотел понять причину их привлекательности. И оставил это занятие лишь тогда, когда догадался, что делать этого не надо. Что каждый человек несет в себе свое собственное предназначение, неизвестное прежде всего ему самому. Неизбежность, пусть счастливую, быть сейчас вместе со мной, с нами, и неизбежность затем уйти. И он не знает куда, а так надо. И любовь — это уважение другого предназначения, тайны другого мира, и понимание, что ЕМУ прежде всего важно шаг за шагом, с достоинством и трепетно приближаться к ее познанию, как мне к познанию своей. Мы все самостоятельно, оглядываясь друг на друга, пытаемся узнать зачем мы здесь нужны. Мы рядом, чтобы ценить, сочувствовать и любить другой мир, который благодарен и взамен готов отдать ту радость или счастье, которое в нем есть. И оно загадочно, но в нем необъяснимый смысл и красота. И благодарность фотографа прежде всего за позволение сфотографировать в человеке ЕГО неповторимость. А талант — возможность такое позволение получить.

Дальше... у меня дома был воскресный обед. Я наблюдал за друзьями. Рассматривал их лица, как портреты на стене у московского редактора, догадываясь об исключительности каждого. Опять же разные брови, губы, ресницы... Я знаю, что мои друзья красивы. Однако, рассматривая внимательно отдельные черты не всегда очевидно, в чем состоит красота. Я ждал, когда на лицах друзей отобразится их прекрасная суть и старался запомнить, как она выглядит. Затем я следил за жестами, взглядами, эмоциями — деталями, одним словом — и в какие-то мгновенья друзья напомнили мне тех, кто был в 1900-х, в 1920-х ... В человеческой природе и пристрастиях есть что-то неизменное, неизменное в том, что радует взгляд, воображение. И вдохновенные образы, какой бы давности они ни были, время от времени рождаются вновь. Они сохранились в нашей памяти и мы, при необходимости, оживляем их, соединяя тем самым времена и поколения, что спасает от тревоги и позволяет уснуть.

И последнее... Тогда была дана любовь, которую я не смог сохранить. В том печаль. А радость в том, что было счастье, которым мы охотно делились с друзьями. И взамен получали то же. Была дача, пикники, осень, зима, лето, вечеринки, весна. И я подумал: вот я, моя любовь, мои друзья на русских просторах, в Павловском парке, у Юсуповского дворца, на даче, катке. На моих друзьях их лучшие и уместные сейчас и здесь одежды и впереди время, которое не знают они, и не знаю я. С благодарностью тем, кто был рядом: Юрию Виноградову, Нилу Кирку, Владиславу Мамышеву-Монро, Евгению Сорокину и другим моим друзьям.

Валерий Кацуба

© Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва

Все права защищены, 1997—2017.