Сергей Чиликов
Фотопровокации

Сергей Чиликов 
Из серии «Фотопровокации», 1995
© Сергей Чиликов  / Мультимедиа Арт Музей, Москва Сергей Чиликов 
Из серии «Фотопровокации», 1995
© Сергей Чиликов  / Мультимедиа Арт Музей, Москва Сергей Чиликов 
Из серии «Фотопровокации», 1995
© Сергей Чиликов  / Мультимедиа Арт Музей, Москва

Сергей Чиликов Из серии «Фотопровокации», 1995 © Сергей Чиликов / Мультимедиа Арт Музей, Москва

Сергей Чиликов Из серии «Фотопровокации», 1995 © Сергей Чиликов / Мультимедиа Арт Музей, Москва

Сергей Чиликов Из серии «Фотопровокации», 1995 © Сергей Чиликов / Мультимедиа Арт Музей, Москва

Чунцин, 14.III—31.III.2017

выставка завершилась

Testbed 2

Чунцин, Китай

Поделиться с друзьями

Выставка проходит в рамках фестиваля LianzhouFoto Tour Exhibition Chongqing (Китай) 2017

Выставка проходит в рамках фестиваля LianzhouFoto Tour Exhibition Chongqing (Китай) 2017

Свернуть

О выставке

Сергей Чиликов — один из самых ярких лидеров новой фотографии, появившейся в СССР в 1970-х.
Именно в это время, называемое брежневским застоем, или стагнацией, начинает оформляться русская неофициальная культура и ее два важнейших направления — русский романтический концептуализм и соц-арт.
Сергей Чиликов, Борис Михайлов, Николай Бахарев, Александр Слюсарев одними из первых начинают использовать фотографию как медиа для работы в современном искусстве.
Они отказываются от появившихся в послевоенное время попыток формальной реинкарнации модернистских традиций начала ХХ века. Позади в 1960-х — времени десталинизации и хрущевской оттепели — остается «свободный» репортаж, наследовавший традиции европейской гуманистической фотографии. Брежневский застой снова попытался «завинтить гайки». Идеологическя машина сформировала новую историческую общность — homo soveticus. Люди, у которых было отобрано право на любое индивидуальное проявление социальной жизни — карьеру, достижение материального благополучия, собственный стиль жизни или мышления, превратились в маленькие винтики дряхлеющей идеологической системы. Коммунистические лозунги, которыми до упора было заполнено социальное пространство, потеряли свою победительную силу. В повседневной жизни все большее место занимает устный жанр анекдотов, иронически обыгрывавших советскую идеологию и артикулировавших абсурд как базисную категорию бытия.
Частная жизнь, которую большевики отменяли более полувека, выходит на первый план. В убогом быте советского человека этим частным содержанием оказывается узкий круг друзей, вмещавшийся на пяти-семи метрах коммунальных кухонь, или собственная телесность, любые проявления которой в социальной жизни были запрещены.
Именно в это время Сергей Чиликов изобретает свой метод — фотопровокации. Фотограф с камерой выступает своего рода режиссером, перед которым его герои хотя бы на время стараются стать самими собой. Сама по себе камера, направленная на человека, оказывается излучением внимания, которого этот человек был фактически лишен в монотонной обыденной жизни, предельно ограниченной рамками абсурдной советской системы.
Сергей Чиликов ставит свои социальные перформансы прежде всего в глубокой российской провинции — там, где жизнь практически не менялась даже в 1990-е, когда обе столицы — Москва и Петербург — уже пережили перестройку и гласность горбачевских времен и вступили в «ломку» дикого капитализма, наступившего после развала Советского Союза в 1991 году. Чиликов строит свои сконструированные композиции, пользуясь отработанной теорией отстранения. Спровоцированные им социальные перформансы, с одной стороны, предельно выражают коллективное бессознательное homo soveticus, и одновременно провоцируют его участников к самовыражению «естественного» в человеке — того, что было глубоко скрыто за искусственными правилами и нормами.
В результате возникает удивительное напряжение между статикой «неестественных» поз и динамикой внутреннего состояния людей. Убогий советский быт российской провинции оказывается лишь фоном. Сергею Чиликову удается артикулировать в своих работах перманентный разрыв между мечтой и окружающей реальностью. Неслучайно его героями чаще всего становятся дети и женщины. Фотограф — философ по образованию, написавший три блистательные философские книги, использует их лица как проекционный экран для выражения «русской души» ‒ главной темы классической русской литературы.
Фотографии Сергея Чиликова — уникальная версия визуализации чеховского мироощущения, в котором абсурд и терзания. свободного духа реализуются в замкнутых контекстах банальной повседневности.
Ольга Свиблова

© Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва

Все права защищены, 1997—2017.