RussianEnglish

Дэвид Херн
Земля моего отца

Дэвид Херн.
Баргойд. Валийский детский чемпионат по бальным танцам.
Из серии «Земля моего отца».
1973.
© Magnum Photos Дэвид Херн.
Сеннибридж. Хоровое пение в пабе.
Из серии «Земля моего отца».
1973.
© Magnum Photos Дэвид Херн.
Лланидлоес. Местный духовой оркестр ведет за собой Гражданский парад, который проводится в Лланидлоесе в последний раз.
Из серии «Земля моего отца».
1973.
© Magnum Photos Дэвид Херн.
Долина реки Нит, рудник «Черная гора».
Из серии «Земля моего отца».
1993.
© Magnum Photos

Дэвид Херн. Баргойд. Валийский детский чемпионат по бальным танцам. Из серии «Земля моего отца». 1973. © Magnum Photos

Дэвид Херн. Сеннибридж. Хоровое пение в пабе. Из серии «Земля моего отца». 1973. © Magnum Photos

Дэвид Херн. Лланидлоес. Местный духовой оркестр ведет за собой Гражданский парад, который проводится в Лланидлоесе в последний раз. Из серии «Земля моего отца». 1973. © Magnum Photos

Дэвид Херн. Долина реки Нит, рудник «Черная гора». Из серии «Земля моего отца». 1993. © Magnum Photos

Москва, 13.III.2014—20.IV.2014

выставка завершилась

Поделиться с друзьями

Проект представлен Magnum Photos

Проект представлен Magnum Photos

Свернуть

Каталог выставки

Десятый Международный месяц фотографии в Москве: Каталог.
М., 2014. – 256 с., 23х30 см
ISBN 978-5-93977-073-6
RUR 550

О выставке

Дэвид Хёрн — ключевая фигура британской репортажной фотографии. Свою карьеру он начал в 1955 году как ассистент в агентстве «Рефлекс», но уже в 22 года получил мировое признание как автор фоторепортажа о венгерской революции (1956). Еще через 11 лет, в 1967-м, он становится членом легендарного фотоагентства «Магнум», а в 1973-м основывает знаменитую Школу документальной фотографии в Ньюпорте (Уэльс) и объезжает с мастер-классами весь мир.

Херн родился в 1934 году в Англии, но отец его был валлийцем. Это обстоятельство имело исключительное значение для всего его творчества: Уэльс — одна из четырех крупнейших административно-политических частей Великобритании и Северной Ирландии — на долгие годы стал важнейшим героем фотографий Дэвида Херна. Сам Херн так говорит о своей врожденной раздвоенности между английской и валлийской культурой: «Мой отец и все предки по его линии родились и жили в Уэльсе. А я по стечению обстоятельств родился в Англии. Меня быстро вернули в родительский дом, в Южный Уэльс, но этот призрак — „родился в Англии“ — постоянно преследует меня. Эта двойственность подтолкнула меня к тому, чтобы попытаться понять собственную культуру. Понять свое место в этой стране [Уэльсе], свои отношения с земляками. Когда исследуешь жизнь, нужно следовать за фактами, куда бы они тебя ни вели. Мой инструмент — фотография, а природа фотографии такова, что она постоянно регистрирует мир, навсегда уходящий в прошлое, и на его месте ты обнаруживаешь перед собой нечто новое».

Валлийский мир, «навсегда уходящий в прошлое», фотографии Херна фиксировали на протяжении двадцати с лишним лет. Конец XX века стал для Уэльса периодом глубоких и драматичных изменений. Раньше экономика, культура и ландшафт этой страны определялись сельским хозяйством и тяжелой промышленностью — добычей угля, сланца и черной металлургией. Потом мельницы, рудники и каменоломни были закрыты. Некоторые сохранились, но лишь как туристические достопримечательности: если в 1974 году Херн снимал еще работающий Шоттонский сталелитейный завод, то к 1997-му ему уже оставалось снимать только Национальный музей угольной промышленности. На смену прежнему индустриальному производству пришли новые, высокотехнологичные отрасли и туризм, заодно принеся в повседневную жизнь валлийцев фаст-фуды, кино, телевидение и интернет. Обширная фотолетопись Херна ценна именно тем, что зафиксировала эти метаморфозы.

В 1966 году Херн выезжал в деревню Аберфан, на место величайшей трагедии старого индустриального Уэльса: после проливных дождей на деревню сошел оползень — тысячи кубометров отвальной породы. Они похоронили под собой десятки домов и здание начальной школы. Погибло 116 детей, 28 взрослых — и на фотографии Херна мы видим двух выживших школьников, наблюдающих за спасательной операцией.

На других снимках Херна 1960–70-х годов мы видим традиционное собрание валлийских бардов в Кармартене; семейный отдых во время так называемой «шахтерской недели» — горняцких каникул (традиция исчезла после того, как шахты закрылись); фермеров на ярмарке лошадей в Лланибитере и молодежь, играющую в «перекати-мяч» (задача — протолкнуть огромный надувной мяч за линию ворот соперника). В 1993 году Херн снимает на руднике «Черная гора», где еще продолжают использовать шахтных пони, чтобы поднимать наверх отвальную породу: в отличие от практики XIX века, пони уже не живут под землей постоянно, проводят там только время, необходимое для подъема породы, и находятся под попечением личного конюха, который заботится об их чистоте и здоровье. На фотографии Херна шахтный пони заглядывает в комнату отдыха для шахтеров.

Но в те же годы на фотографиях Херна — наряду со сценами из жизни старого, традиционного Уэльса — уже появляются японские фабрики по производству микрочипов и цифровой техники, ларьки, торгующие гамбургерами, азиатские туристы, приехавшие посмотреть валлийское побережье, дискотеки и даже мужской стриптиз.

И каждая из этих фотографий несет свою правду о жизни в Уэльсе сегодня и в недалеком прошлом, дистиллируя и превращая в изысканную миниатюру глобальные изменения, которые претерпела эта страна.

Magnum Photos

В рамках

Перекрестный год культуры Великобритании и России 2014

В сотрудничестве с

Министерство иностранных дел РФ Британский совет

Стратегический партнер Музея

Ahmad Tea


Генеральный информационный партнер

Elle

Стратегический информационный партнер

Журнал «Профиль»

Информационные партнеры

Первый канал Коммерсант FM The Art Newspaper Russia Buro 24/7 Искусство. Издается с 1933 года Foto-Video Диалог Искусств
L’Oeil de la Photographie

Официальный путеводитель «Фотобиеннале 2014»

Арт-Гид

© Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва

Все права защищены, 1997—2017.