RussianEnglish

Владимир Мишуков
Полнополуние

Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков Владимир Мишуков.
Из серии «Полнополуние». 
2010. 
© Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Владимир Мишуков. Из серии «Полнополуние». 2010. © Владимир Мишуков

Москва, 9.IX.2010—7.XI.2010

выставка завершилась

Центральный выставочный зал «Манеж»

Манежная площадь, д. 1 (карта проезда)
www.moscowmanege.ru

Поделиться с друзьями

Почти без слов. Взглядом. Жестом. Паузой. Шепотом. Криком. Всегда в точку. В самое сердце. Чувствуешь себя дураком. Растерянным, счастливым. Пораженным.

Подробнее

Почти без слов. Взглядом. Жестом. Паузой. Шепотом. Криком. Всегда в точку. В самое сердце. Чувствуешь себя дураком. Растерянным, счастливым. Пораженным.

Со зрителями в зале. Без зрителей — дома. Возле реки. В саду. Радость он делит на всех. Печаль — оставляет себе. Как порядочный клоун. В самом сердце.

В.Мишуков

Свернуть

Видео

О выставке

Полнополуние — это новый термин, определяющий состояние творческой переполненности, которому недостаточно сценического пространства, зрительного зала, фойе, площади в городе, самого города. Это всегда через край и за рамки привычного, статичного, утвержденного. Это распространяется на повседневную жизнь, на быт и взаимоотношения людей. Вдохновителем такого состояния, и даже его источником, как мне кажется, стал Слава Полунин. Где бы он ни был, с кем бы не общался — всё вокруг приходит в соответствие с этим статусом переполненности. Художники хватаются за краски, музыканты за инструменты, архитекторы за карандаши, актёры за собственные тела. Славе интересно со всеми. Для него нет границ в творчестве. Он способен соединять в себе несоединимые жанры. Синтезируя разнообразное, в первую очередь в себе самом, он выплескивает праздник наружу.

Но, на самом деле фотографии не про это. Они про одиночество. Про внутреннее противоречие, из которого, возможно, зарождается, а может и не зарождается, некое представление о себе и о мире, поддерживаемое воображением и созерцанием. Представление, которое потом, возможно, станет представлением театральным. С одной стороны эта выставка про Славу. Но с другой — про клоуна, который сидит в каждом из нас.

Два года назад мне захотелось приблизиться к этому миру. Я начал фотографировать представления “SNOWSHOW”. Но не из зала, а в основном из-за кулис, то есть с обратной стороны, почти, с Луны. Фотографирование зрителей в зале было подчинено той же идее. После того как набралось достаточное количество материала вокруг шоу, я приехал к Славе домой с предложением сделать фотографии в так называемой, естественной среде обитания. Я попросил его «одеться» клоуном. И при этом почти ничего не делать. Быть самим собой. Просто молчать, думать. Бродить, отдыхать. Позже я стал находить параллели между снимками шоу и портретами, сделанными дома. Снимки соединялись не только по формальному признаку. Складывалась некая, скорее внутренняя, история, которая диктовала определенный монтаж кадров.

Владимир Мишуков

Polnopolunie is a new term that defines an overflowing of creativity for which the scenic space, auditorium or foyer, the city squares or the city itself are inadequate. It is always unlimited and outside the boundaries of anything habitual, static or sanctioned. It extends into everyday life, to people's private lives and relationships. I see Slava Polunin as the inspiration, even the source of this state. Wherever he goes and whoever he associates with — everything around him overflows. Artists reach for their paints, musicians their instruments, architects their pencils and actors use their own bodies. Slava finds it interesting to work with anyone. For him there is no limit to creativity. He is able to unite in himself genres that ordinarily bear no connection. He synthesises variety, at first internally, before the jollifications brim over.

Although in fact photography is not about this. It is about solitude. About the inner contradiction which may or may not produce a concept of the individual and the world around him, sustained by imagination and contemplation. A concept that may later become a theatre performance. In a sense this exhibition is about Slava. But also about the clown inside every one of us.

Two years ago I decided to get better acquainted with his world. I began with photographs of the production SNOWSHOW. Primarily from the wings and not from the auditorium — almost from the dark side of the Moon. My images of the audience in the theatre originated from the same idea. When I had amassed enough material from the show I visited Slava at home, suggesting that I take photographs in what you might call his natural environment. I asked him to 'dress up' as a clown. And not to do anything in particular. Just be himself. Keep quiet and think. Potter about, relax. Later I found parallels between my photographs of the show and the portraits taken at home. They corresponded not only in terms of formal characteristics. A story evolved, like an internal history that dictated the way the frames were assembled.

В сотрудничестве с

Kozel
 

© Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва

Все права защищены, 1997—2017.